Русский характер

Путиноидная пропаганда твердит нам о том что с нацистским рейхом воевала только Россия и русские, причем делали они это исключительно геройски.
Сталинская еще пропаганда, руками красного графа Толстого сочинила миф о русском характере и поведнии московитов на войне.

А вот документ как оно было на само деле:

Докладная записка литератора А. А. Суркова, спецкора «Красной Звезды», секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Андрееву от 23 марта 1943г.

«В двадцатимесячных странствиях по фронтовым дорогам в качестве газетного военного корреспондента я замечал некоторые устойчивые ненормальности, о которых считаю долгом коммуниста сообщить в этой записке.

1. Первичная помощь раненым и эвакуация их в тыл.

Когда на том или ином участке фронта происходит относительное затишье, с обслуживанием раненых и их вывозом в тыл все обстоит благополучно. Но едва начинаются большие оборонительные или наступательные бои, картина резко меняется. Буквально на сотни километров от места происходящих боев прифронтовые дороги забиваются вереницами идущих в одиночку и группами раненых, ищущих места, где бы сделали перевязку, накормили, включили в организованный поток эвакуации.


Идут люди с перебитыми руками и ключицами, ковыляют раненые в ноги, едва влача свои ослабленные потерей крови тела. Шоферы тысяч проносящихся мимо них порожняком автомашин, несмотря на жалобные, стонущие просьбы, за редким исключением, не притормозят, не посадят. Этапные коменданты на грунтовых дорогах и железнодорожных станциях считают себя свободными от обязанности кормить этих несчастных, отдавших свою кровь Родине людей. Главврачи попутных госпиталей отказывают им в перевязке, ибо они «чужие», «дикие».

Так и идут раненые от села до села, кормясь нищенством по колхозным хатам, голодая.

От недоедания и дорожного утомления силы их быстро покидают. Упадок сил и отсутствие перевязок приводят к осложнению ранений. Раны начинают гнить, возникают местные, а часто и общее заражения крови. И большой процент легкораненых, которых при иной системе обслуживания можно было бы через полторы-две недели возвратить в строй, попадая, наконец, в стационарный госпиталь уже становятся кандидатами на ампутацию или кандидатами в госпитальный морг. Кое-как дотащившись по грунтовым дорогам до ближайшей железнодорожной станции, весь этот самотек устремляется «куда глаза глядят» в неотопленном товарном порожняке. В суровые зимние дни люди и на ходу и особенно во время путешествия в не отопленных вагонах осложняют ранения обморожением.

Немногим лучше и положение организованно эвакуируемых. Из-за недостатка санитарного транспорта на грунтовых дорогах они неделями валяются в грязных и душных крестьянских хатах на прелой соломе. С перевязками всегда запаздывают. А чуть на участке фронта создалось угрожающее положение, тем, кто хоть как-нибудь могут ковылять, предлагают спасаться своими ногами, а тяжелораненых часто бросают на произвол судьбы. Все это, к сожалению, не частные исключения из хорошего общего правила, а какое-то неписаное устойчивое правило. Так было в первые дни войны при отступлении от западной границы на Западном фронте. То же довелось мне наблюдать на Западном фронте при тяжелых оборонительных боях и отходах в районе Могилева, Смоленска, при последнем отходе от Вопи и Днепра под Москву.

Особенно трагично было положение раненых на Юго-Западном фронте летом прошлого года, когда десятки тысяч раненых брели от Донца до Оскола за Дон и к Нижней Волге, а десятки лазаретов, до отказа набитых тяжелоранеными, были брошены на немца.

И в наступательных боях положение раненых не сильно меняется к лучшему. Это мне привелось видеть на том же Юго-Западном фронте в ноябре при наступательных операциях в районе г. Серафимовича и потом, в декабре, при наступлении в районе Среднего Дона. И, наконец, всего несколько дней тому назад, на всем протяжении от Харькова до Ельца, Ефремова и чуть ли не до самой Москвы, я видел несчитанные тысячи бредущего и ковыляющего самотека раненых из-под Полтавы, Мерефы, Люботина, Водолаги, Богодухова и других мест недавних ожесточенных боев. Идут они куда глаза глядят, не имея никаких документов, кроме замусоленных, наскоро написанных «историй болезни» с неопределенной отпиской «подлежит для эвакуации в тыл страны». Тщетно ищут возможность получить медикаментозную помощь и питание и постепенно впадают в отчаяние и ожесточение.

Отстраняя сам по себе немаловажный морально-этический момент в этом деле, я считаю, что подобное безответственное отношение армейских и фронтовых санорганов к делу эвакуации раненых есть преступление перед государством, напрягающим все силы к мобилизации людских ресурсов для войны. Весь подобный порядок, помимо вреднейшего влияния на политико-моральное состояние раненых и здоровых бойцов, видящих страдание своих товарищей, приводит к увеличению огромного процента смертности.

Я бродил с ранеными «самотечниками» по дорогам и кочевал с ними в порожняке. И когда раны начинают пахнуть трупом, боль становится невыносимой, а стена комендантского и госпитального бездушия начинала казаться непробиваемой, чудесные люди и храбрые воины, носящие на запекшихся кровью гимнастерках ордена за храбрость, начинали истерически кричать, что от них взяли, что могли они дать, а теперь бросили, как собак, на свалку. Это, конечно, крик отчаяния сжигаемого страданиями тела, но ведь и к нему надо прислушиваться.

Чтобы навести порядок в этом деле, надо заставить Военные советы фронтов и армий более пристально интересоваться вопросами медицинского обслуживания и эвакуации раненых, а чиновников из санитарных управлений заставить не по букве, а по существу выполнять хорошие и все предусматривающие приказы Народного Комиссариата Обороны по этим вопросам. Двадцатимесячный опыт войны позволяет более или менее точно определять возможный выход из боя раненых при операциях разного масштаба. Следовательно, и санорганы могут относительно точно планировать перед операциями работу сети своих учреждений от полковых медицинских пунктов и медсанбатов до фронтовых госпиталей, равно как масштаб и систему предстоящей эвакуации. И было бы очень хорошо, если бы было организовано хотя бы выборочное обследование в масштабе того или иного фронта компетентной комиссией, состоящей из толковых и сведущих людей, не загруженных рутиной и свободных от ведомственной узости взглядов.

2. Уборка трупов и погребение убитых.

Соответствующими уставами, положениями, приказами НКО и разными инструкциями предусмотрено своевременное погребение павших на поле брани с соответствующими воинскими почестями. И тут, к сожалению, фронтовая повседневность выглядит как систематическое и злостное нарушение всех уставов и приказов. Как только возникают на том или ином участке фронта крупные бои с большим числом убитых, так неделями валяются без погребения на полях и при дорогах трупы командиров и красноармейцев, становясь неотъемлемой составной частью прифронтового пейзажа. Их клюют изголодавшиеся вороны и грызут одичавшие собаки. Оголтелые шоферы гонят по ним грузовики, не считая нужным выйти из кабины и хотя бы отвалить мертвое тело в кювет. Сотни подобных картин сохранила моя память за двадцать месяцев войны. К примеру, опишу так называемый «язык» за селом Островка на Среднем Дону, где начиналось декабрьское наступление Юго-Западного фронта. На всем протяжении дорог от исходных позиций нашей пехоты до деревень Гадючье, Орехово, Перещепное и Филоново сама дорога и придорожные сугробы пестрели трупами убитых красноармейцев. Они валялись на снегу и висели на проволоке. Возле самой дороги, возле разбитых и горелых танков были разбросаны страшные, черные, как силуэты, головешки сгоревших танкистов. Они лежали так больше недели уже тогда, когда фронт укатился на многие десятки километров на юг и запад. Мимо них прошли к фронту десятки тысяч бойцов резервных частей, и едва лицезрение страшных человеческих головешек и застывших в неестественных и страшных позах пехотинских трупов поднимало боевой дух молодых, необстрелянных, не видевших еще смерти в лицо бойцов.

Формализм и бездушие – причина такого положения. Еще в декабре 1941г., при наступлении под Москвой, на Волоколамском шоссе близ Истры я наткнулся на большую группу красноармейских трупов. По ним уже начинали кататься грузовики. Поблизости в лесу, я нашел пехотный батальон и обратился к его командиру, капитану, с предложением похоронить трупы. Этот капитан мне ответил: «Своих покойничков мы схоронили, а это не наши...». К сожалению, таких капитанов у нас довольно много. Часть с боями идет вперед, не успевая похоронить своих убитых, а идущие ей вслед считают отдавших свои жизни за Родину «чужими» и спокойно проходят мимо, бросая их на растерзание воронам и собакам.

Трупу безразлично – валяется ли он, разгрызаемый собаками, в поле, или похоронен с почестями по воинскому церемониалу. Но живому бойцу, идущему в бой, далеко не безразлично отношение к убитому, как к падали. Он непроизвольно ставит себя на его место и мало уютное его фронтовое существование становится еще неуютнее и холоднее. Ведь даже самый неразвитый боец чувствует в таком отношении к мертвым неуважение к смертному подвигу во имя Родины.

Мы всячески издеваемся над аккуратненькими немецкими солдатскими кладбищами, над тем, что в немецких обозах возят заранее заготовленные кресты. А ведь и эти крестики, и эти аккуратненькие кладбища на центральных площадях занятых городов и строгий церемониал солдатских похорон – все есть тонкая игра на солдатской психологии, все есть подготовка солдата к тому, чтобы он смелее перешагнул черту смерти.

В вопросе погребения убитых, равно как и в вопросе обслуживания раненых, корень зла лежит в довольно сильно распространенной деляческой психологии узколобого тоталитаризма. Пока солдат двигается, стреляет, исполняет команды – им надо заниматься, но как его убили или как он выбыл из строя по ранению – он становится «отработанным паром», обузой, с ним уже надо «возиться». Многочисленные, грубые сердцем деляги подобного типа не только забывают, что сие никак не совместно с нашим, коммунистическим отношением к личности, но и прямо вредит их текущим делам, ибо солдат-то чуток сердцем, все видит, все замечает, из всего делает свои тихие выводы. И чем больше становится усталость от войны, тем вреднее действуют на людей все эти неполадки.

3. Об уборке трупов неприятельских солдат.

Наступившая весна и стремительное таяние снега обнажили на местах кровопролитных зимних боев тысячи трупов неприятельских солдат и наших красноармейцев, которые были в свое время занесены снегом. Все поля и дороги на Дону и между Доном. Донцом и Осколом сейчас усеяны трупами раздетых, пожираемых собаками и птицами немцев, мадьяр, итальянцев, румын. Среди них попадаются и трупы красноармейцев. В некоторых местах вблизи населенных пунктов валяются сотни и тысячи оттаявших трупов. Вдоль всей железнодорожной линии между Валуйками и Касторным трупы лежат сплошняком. На выгоне у г. Новый Оскол валяются на поверхности земли около трехсот трупов мадьяр и немцев, у доброй трети которых обрублены ноги (горожане снимали сапоги). Но видно было, что кто-то начал заниматься уборкой. Ссылаются на то, что вот оттает земля, тогда выроем яму, соберем и похороним. Но земля оттает позже, чем трупы разложатся и начнут распространять заразу и эпидемические заболевания.

Необходима немедленная строжайшая директива местным органам советской власти, чтобы силами населения трупы были собраны и захоронены или сожжены. Без подобной строгой директивы с обязательной проверкой исполнения ничего не будет сделано и тогда вспышки эпидемических заболеваний не избежать.

Вот те три вопроса, по которым я считал своим долгом информировать Вас.

За время войны я побывал на многих фронтах и во многих армиях. К сожалению приходится установить, что в наших боевых и политических донесениях, равно как и в отчетах и информации, далеко еще не изжит элемент хвастовства, очковтирательства и замазывания теневых сторон армейской жизни и боевой практики. Так было со «взятием» Холма, Рузы. Сум и многих других больших и малых населенных пунктов. Так систематически «на глазок», с потолка сообщают в Ставку цифры неприятельских потерь и трофеев. Так, мне кажется, информируют и по тем вопросам, которые стали предметом этой записки. Там, у места событий, особенно видны пагубные последствия такой «практики». У нас неисчерпаем резервуар людских ресурсов, велика, но неисчерпаема выносливость и привычность ко всему воюющего советского человека. А на войне всякий просчет, проистекающий от неверной информации, влечет за собой излишнюю трату драгоценной человеческой крови и нервов»


(Цит. по: Гладких П. Ф., Золотухин А. Ю., Манжосов А. Н. Суровая действительность войны // Курский военно-исторический сборник. Вып. 17. – Курск, 2016. С. 34-38 со ссылкой на ЦАМО РФ, ф. 67, оп. 12022, д. 488, лл. 61-66)
frozen

(no subject)

Какая прелесть.

Но вернёмся в Севастополь XIX века – к тому, как врачи выдавали за умерших от чумы любых больных.
Служивший в это время в Севастополе контр-адмирала Сальти свидетельствовал: «Карантинная контора старается все обыкновенные болезни показать чумными». Адмирал Грейг свидетельствовал: «В течение 5 месяцев люди не слышали, чтобы болели и умирали естественной смертью, а кто бы ни заболел в командах или на дому, объявлялись за чуму». Сегодня в России женщину, отравившуюся уксусной кислотой, врачи выдают за умершую от COVID-19, а тогда: «Некоторых женщин, умерших от родов, но признанных за чумных, таскали днём через весь город в самом позорном положении, не омыв их от кровей. И почти нагих, привязанных и окровавленных младенцев…» Если врач определял кого-то в доме заболевшим чумой, то всю семью волокли в чумной барак, мало этого, целые районы города выселяли за город просто в степь. Врачи были в первых рядах этих начальственных уродов, штаб-лекари Шрамков и Верболозов шантажировали женщин тем, что выдадут их за заболевших чумой и насиловали, потом женщины, давая показания, назвали их «похотливые сластолюбивые старики» (эти павианы изнасиловали 900 женщин), а царский ещё историк Феоктист Хартахай, выпуская ещё в 1861 году брошюру об этих событиях, назвал их не «Чумной бунт», а: «Женский бунт в Севастополе».
И врачи, и начальство Севастополя, для получения денег из казны были заинтересованы в максимальной смертности населения, для чего применялись не просто негодное питание и негодное лечение любых болезней, но и самые дикие способы лечения, к примеру, для, якобы, предотвращения чумы, зимой население беднейших слободок сгоняли к незамерзающим бухтам Чёрного моря и заставляли их сидеть в морской воде, вызывая этим массовую смертность от воспаления лёгких.
В итоге, в июне 1830 году в Севастополе не выдержали жители беднейших слободок и восстали, губернатор приказал гарнизону Севастополя их усмирить, но то была не Росгвардия, то были русские люди, – гарнизон примкнул к восставшим. Губернатора Столыпина, его чиновников и врачей толпа растерзала… и эпидемия то ли чумы, то ли холеры в Севастополе враз прекратилась.
Понятное дело, восставших наказали. Били шпицрутенами и отправили на каторгу 423 женщины, 380 матросов флотских экипажей, 128 солдат, 46 офицеров. Около 4200 человек выслали, 7 человек повесили.
Но эпидемия прекратилась не санитарными мерами, а бунтом!

http://www.ymuhin.ru/node/2400/za-chto-narod-ubivaet-vrachey

Нашёл openid1.
Эй клистирные трубки чё примолкли? Чего не кричите о диких русских дикарях, которые врачей убивали? Которые якобы лечили и спасали тупых русских...Ах эти не благодарные руссише швайне...

О Мировой революции

Общество находится в интересной стадии развития капитала. Еще недавно классики марксизма-ленинизма призывали: "Землю-крестьянам", "Заводы-рабочим". То есть предлагали изъять активы предприятий, принадлежащие капиталистам- кровопийцам, напрямую. Сегодня все иначе. Нынешние олигархи, капиталисты, миллиардеры не являются собственниками средств производства. Они являются номинальными держателями (очень часто через подставных лиц или бенефициаров) акций компаний. Потому управляют торговыми и финансовыми потоками через менеджеров, которых поставили управлять компанией на основании цифровой записи, что они держатели контрольного пакета акций компании. Причём некоторые глобальные компании (Майкрософт, Тесла, Гугл, Фейсбук, Эпл, Твиттер и тд) эмитировали эти акции в последние годы на триллионы просто так, без всякой корреляции с капитализацией компании. После чего быстро поменяли на фондовом рынке пустые бумаги на свежевыпущенные деньги, выданные гражданам в связи с "пандемией" (все же видели информацию о бурном росте богатства некоторых глобалистов). То есть перед нами международные мошенники, которых сегодня можно лишить их мнимого богатства. Не надо идти с боем на территорию завода, вырывать из цепких лап станки и землю, достаточно сделать запись о праве на пакет акций недействительной в связи с нарушением законов о выпуске ценных бумаг.
Они же хотят устроить цифровой лагерь для обычных людей. Сотрут запись в системе, и нет человека, нет счетов в банке, нет права на имущества. Но ведь бумеранг может сработать и в другую сторону. "Пролетариат" может нанять хакеров и стереть запись о праве фальшивых миллиардеров на фальшивые акции, после чего записать держателем этих акций обыкновенный народ:).

Почему нигде в мире нет русских землячеств?



Впервые за многие годы я наблюдаю вокруг себя почти исключительно приличных русских людей – умных, образованных, позитивно настроенных, уважающих себя и окружающих, имеющих такие ценностные ориентиры, как саморазвитие, творческая реализация… Короче, не буду тратить много слов – это просто нормальные люди – такие, какими они и должны быть в нормальных условиях. Секрет прост – все они, как вы уже, наверное, догадались – эмигранты.Collapse )

фб

Почему у мужчин больше шансов выжить во время катастрофы



В результате крушения теплохода «Булгария» в 2011 году:
Из 98 женщин спаслись только 26.
Из 44 детей спаслись только 14.
Из 56 мужчин спаслись 45

При крушении «Адмирала Нахимова» в 1986 году среди пассажиров погибли 138 мужчин и 221 женщина.

При крушении парома «Эстония» множество людей «пропали без вести», спасли немногих. Всего было спасено:
111 мужчин (22 % от общего числа мужчин на борту)
26 женщин (5 % от общего числа женщин на борту).

На «Титанике» диспропорциональное число мужчин погибло из-за правила "женщины и дети – первыми в шлюпки", за соблюдение которого с оружием в руках следил помощник капитана Лайтоллер, командовавший спуском шлюпок, - он позволял мужчинам занимать места только если нужны были гребцы, и ни при каких других обстоятельствах. Впрочем, это касалось только верхних палуб, а вот больше половины женщин и детей из кают 3 класса погибли.

Вообще неписанное правило "Сначала женщины и дети" (англ. Women and children first) появилось в 19 веке, и исполнялось только высокодуховными христианами-аристократами. И то в крайних случаях, если было время, шла спокойная эвакуация и был кто-то, кто с оружием защищал тех самых женщин и детей от толпы, как на "Титанике". Авдотья Панаева вспоминала, что И.С.Тургенев рассказывал ей о пожаре на пароходе, на котором он плыл из Штеттина в мае 1838 года, "причём, не потеряв присутствия духа, успокаивал плачущих женщин и ободрял их мужей, обезумевших от паники". Между тем, её знакомый, который тоже был на этом пароходе, опознал в Тургеневе того "молоденького пассажира", который "был наказан капитаном парохода за то, что он, когда спустили лодку, чтобы первых свезти с горевшего парохода женщин и детей, толкал их, желая сесть раньше всех в лодку". Сам Тургенев, уже будучи смертельно больным, подробно описывал этот эпизод, не выгораживая себя, но дополняя его примерами малодушия и других пассажиров, в том числе некоего русского генерала, отталкивавшего женщин от лодок, и лишь мужество капитана и экипажа помогло спасению женщин.



От цунами, обрушившегося на станы Юго-восточной Азии в 2004 году, погибло в 4 раза больше женщин, чем мужчин. (На фото из Индонезии спасаются туристы: женщина с ребенком, мужчина сам по себе).

В давке в минском метро в 1999 году из 53 погибших – 42 девушки.

Во время давки в Пномпене в 2010 году погибло 347 человек, где 221 - женщины.

В Багдаде в 2005 году из-за давки на мосту через реку Тигр 648 человек погибли. Как заявил глава Министерства внутренних дел страны Аднан Абдул-Рахман, большинство погибших - женщины и дети.



А этой картинкой иллюстрировали новость о пожаре 1898 года в Париже на благотворительном базаре. Жертвами пожара стали 120 женщин и 4 мужчин. Очевидцы рассказывали, что аристократы вели себя совсем не так благородно, как можно было от них ожидать: кулаками и тростями они пробивали себе дорогу к спасительному выходу. Поэтому и картинка такая - на злобу дня.  Мужчины в буквальном смысле этого слова шли по женщинам. Лежащие в больницах пострадавшие в бреду твердили: «Меня топчут мужчины». Газеты рассказывали, как кавалеры, только что флиртовавшие с аристократками, толкали девушек в огонь — лишь бы спастись самим. Выжившие свидетельствовали в полиции, что герцог Фердинанд, супруг Софии Шарлотты Августы, использовал не только трость, но и стилет, чтобы разогнать тех, кто мешал ему добраться до выхода. Сама же герцогиня отказалась уйти без волонтерок, которые пришли с ней на мероприятие, и до последнего пыталась вывести подопечных из огня. Последнее, что от нее слышали, был крик: «Мы сейчас предстанем перед Господом!». Пожар и поведение аристократов еще долго обсуждалось в газетах. Причиной трусости мужчин объявили женщин: мол, слишком сильными возомнили себя представительницы «прекрасного пола». Катаются на велосипедах, ездят верхом, учатся в университетах, общаются с мужчинами, как ни в чем не бывало. Это, по мнению некоторых ораторов, привело к тому, что «культ женщин» среди мужчин сошел на нет и они перестали относиться к девушкам как к тем, кто достоин защиты и помощи. Женщины сами виноваты: вели бы себя как скромные достойные леди, чье предназначение и смысл жизни — материнство, так и не сгорели бы.

При пожаре в театре «Ирокез» в 1903 году в Чикаго также погибли более 602 человек, образовав давку. Газета "Русь", 18-го (31-го) декабря 1903 писала: «Большинство погибших женщины и дети. В покойницких невозможно было вместить всех трупов. Паника в театре достигла крайних пределов, когда последовал взрыв обоих резервуаров, и помещение наполнилось пылающим газом».

Когда я привела эту статистику в Фейсбуке, комментаторы решили, что мужчины лучше плавают, поэтому их в разы больше спасается во время крушения пассажирских морских судов. Видимо, мужчины и локтями лучше двигают в давке. И в принципе выше, что, например, играет роль во время столпотворения. Безусловно. В критические минуты каждый спасает только себя. Это инстинкт и всё такое, знаю, знаю, не спорю.

Но у меня вопрос: а кто же в критические минуты спасает детей? Тонет ли судно, идёт ли цунами, начинается ли пожар - кто первым делом бросается искать детей и тянет их за собой, сильно уменьшая собственные шансы на спасение? Почему во время Ашхабадского землетрясения 1948 года под рухнувшими домами женщин находили у детских кроваток, а мужчин - на подоконниках?

Потому что они лучше плавают?

Истоки и смысл национализма



Малосведущие люди склонны считать основной идеей национализма противостояние одной нации другим. На деле же борьба наций и этносов между собой идет и шла всегда - вне зависимости от того, придерживаются ли их представители националистических взглядов или нет.

Для этого достаточно лишь простого разделения на “своих” и “чужих”. Национализм как идеология возник достаточно поздно - в 19 веке - и вмещает в себя неизмеримо больше, чем описание принципов межплеменной борьбы. Главный враг националиста не столько инородец, сколько враждебная нации идеология антинационального космополитизма.
Националисту в любом случае духовно ближе и понятнее националист другого рода-племени, нежели либеральный “общечеловек”, не ценящий свои национальные корни и отказывающий всем остальным в таком праве.

Collapse )
карт

Ленд-лиз

Как выяснилось, далеко не все представляют себе масштабы американской помощи, направленной в СССР за годы Второй Мировой войны и как и в каком масштабе должен или не должен был расплачиваться Союз и расплачивался ли. А в последние годы эта тема молчаливо обходится. На фото Студебекер, без которого не было бы "Катюши" - БМ-13.


У советской промышленности не было возможности выпускать подходящее для реактивного миномета шасси не просто в требуемых количествах, а и вообще в сколь-нибудь больших масштабах.

Самое же главное в американских поставках это то, что они закрывали потребности, которые СССР в принципе не мог сам произвести.
Например: бензин, взрывчатые вещества, алюминий, цветные металлы, радиостанции, грузовики.
Без этого всего СССР сам мог бы произвести намного меньше того, что делал сам - танков, самолетов, снарядов.

Да что там говорить, ленд-лиз покрывал почти все потребности советской армии в пуговицах и патефонных иголках. Вроде мелочь, а вы попробуйте повоевать без пуговиц (Наполеон пробовал!) и держать армию в порядке без поднятия боевого духа и пропаганды, то есть без средств воспроизведения музыки.




Смотрите, что получается - США поставили более 50% взрывчатых веществ. Почти все автомобильные шины.
Миллионы ботинок.
Десятки тысяч автомобилей, мотоциклов, самолетов, танков, тракторов.
50% алюминия.
 Почти 80% меди - а медь это все электродвигатели и электрогенераторы, провода, кумулятивные снаряды.
Почти 40 000 металлорежущих станков.



Ну и по оплате.
По условиям договора все, что потрачено, использовано, применено, потеряно в военных целях или для производства для фронта - поставлялось бесплатно.

Оплате подлежало ТОЛЬКО оставшееся целым и пригодное для мирного использования

В итоге после войны СССР оплатил 0,7 миллиардов долларов, и то к концу ХХ века.
А поставлено было на 11.3 миллиарда долларов (и это в ценах 40-х годов, а тогда доллар стоил куда дороже, чем на момент оплаты...)


wild nature

Мама и пискля. Жизнь продолжается!



На фото сын леопарда Лореан, а следовательно – самый младший брат Поли. Мама ушла на охоту, оставив малыша на высоком дереве, чтобы не мешался. Если бы вы слышали, как он плачет, когда мамы долго нет рядом, у вас могло бы разорваться сердце. Я никогда не слышал, чтобы другие котята леопарда так жалобно пищали, поэтому прозвал этого мелкого кошака Писклей. И не переживайте, мама вернулась к своему чаду. И все у них хорошо!

Collapse )